Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

Мариванна о зимнем времени

Не знаю, может, кому-то и чудятся в этих словах снежные вихри, сверкающие ледяные горы, малиновые морозные рассветы и змеящиеся по холмам лыжни – может и так. Но в моей душе эти, косвенно доказывающие относительность  времени, слова будят совсем другие картины. Серая морось и ветер, как толчки мокрой ватой. Конусы света под фонарями, в которых роятся и пляшут капли. Люди, выскакивающие из одного пятна света и бегущие сквозь неоднородную гущу мрака, чтобы нырнуть в другой свет  - из дома в автобус, из автобуса в метро, из метро – в работу, в гости, в магазин, в любое место, где можно расстегнуться, рассупониться, снять шапку, прозреть, зажить, оставив плескаться снаружи мокрое море темноты.   Дни, когда толком и не рассветает, и утренние сумерки прямиком переходят в сумерки вечерние, и когда вообще не хочется вставать с кровати – кажется, так и пролежишь весь день, как Чернышевский в одиночке – не думая, не мечтая и не читая, а просто затаившись до света, свободы и тепла. Грязные сапоги, люди, спящие в общественном транспорте, пронзительно-синее небо ранним утром, осклизлые листья и пуховая, щекочущая лень…  Вот что такое зимнее время - ноябрь, время Скорпиона, когда часы отсчитывают дни до зимы.

А когда ударят морозы и землю окутает белое покрывало  - начнется другое время, новогоднее, а за ним – новое время, время старых хлопот и новых надежд, а потом уже весеннее время, и в самый разгар половодья, авитаминоза, чихания и весенней истерии – бац, вставать на час раньше! И всегда найдется тот, кто проспал, опоздал, забыл, что настало летнее время.  Впрочем, его, говорят, теперь больше не будет; Но ладно же, поживем – увидим.

И мы жалуемся, жалеем себя, клянем климат, в котором угораздило родиться, где ветер всегда дует с четырех сторон, и нивы сжаты, рощи голы, и от воды – сырость и туман, в то время, как в Альпах в ноябре плюс пятнадцать, и горы стоят разубранные, алые и золотые, и сурки жиреют перед зимней спячкой. А у нас – и грязь, и мразь, дремлет взрытая дорога, и шипят от ветра лужи шириной и глубиной с Финский залив.

Однако, вы можете подумать, что я не люблю этих серых дней зимнего времени. Нет, нет – есть в этом мраке, сыри, мозглости своя, отчасти мазохическая привлекательность. Это время кокона, время дремы, время дома. Когда нет смысла бежать-торопиться, суетиться – хлопотать. Урожаи собраны, закрома заполнены, земля отдыхает. Можно остановиться, подумать, притихнуть. Не спеша катать пироги, солить капусту, печь яблоки, разливать по бутылкам рябиновку и клюквенку. Целый воскресный день (из темноты в темноту) пить чай – как вкуснее, с мятой ли, с медом, с чабрецом и лимонником, с нарезанным ли в чашку душистым яблоком?  Ходить в гости – основательно, надолго – все равно на улице слизь и дрись – а как хорошо вместе у очага, у камелька, пусть и фигурального. И можно вспомнить забытые карты, и лото, и «Эрудита» в квадратной коричневой коробке, и просто говорить обо всем. Как хорошо читать – а еще лучше перечитывать.А если нападет каприз, и захочется потосковать – выйти на улицу в шерстяных носках и резиновых ботах, прикрывая лицо от пощечин мокрого ветра, и глядеть, как гонит по лужам-морям последние листья, как свинцовым саркофагом дыбятся сырые неподъемные тучи, и как вдруг в нежданном разрыве этих бронебойных туч мелькнет, как привет от Бога, пронзительный и золотой луч солнца.


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»