Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

Мариванна о холодном лете

Капюшон был у комбинезончика, а комбинезон был знатный, бирюзовый, утепленный, болониевый. Мама перешила из дядиной румынской куртки, у которой безвозвратно обтрепались рукава. Все вокруг завидовали, мамаши оборачивались вслед. И вот однажды, в холодный и ветреный день, когда мы с бабушкой гуляли у залива и зашли довольно далеко от дома, я захотела пипи, и бабушка, заведя меня в дюны, распорядилась как-то таким образом, что все пипи попало прямиком в капюшон. И потом мы спешили домой, обе плача и дрожа от холода (бабушка несла на руках меня, закутанную в ее плащ, и описанный вдрызг знаменитый комбинезон) а потом долго отогревались, стирались и чувствовали себя чуть ли не пережившими кораблекрушение... История эта вошла в анналы и не выходит из них до сих пор — шестьдесят лет тому прошло, я уж и сама бабушка. Да, пожалуй, не лишне будет упомянуть, что дело было на даче в Комарово в середине июня. Холод в июне для нас, конечно, не редкость. Как раз наоборот — странно, когда летом тепло. Ну может быть, в середине июля, когда едешь в деревню кормить слепней, и край необъятного луга кажется круглым, как небо — или в августе, с его осами и арбузом — пара-тройка жарких деньков выглядят еще уместно. Но не в июне. Для меня с того самого комаровского детства нормальное, привычное лето — это куртка, резиновые сапоги, дождевик, холодная серая плоскость моря встык к серой плоскости неба, руки, стынущие от холодного мокрого песка или холодной мокрой листвы. И блаженное тепло печки, горячего чая, теплых масленых блинов, когда, вволю наскакавшись по мокрым кустам, по лужам, по хмурому заливу, бежишь, наконец, домой по бабушкиному зову. Домой, в нашу родную, чужую, уютную, волшебную, разномастно и убого обставленную времяночку, которую мы от года к году снимали у хозяев в том зудящем от комаров елово-бузинном Комарово, где не селились писатели и поэты, а обитали обыкновенные советские дачники. До сих пор странно чувствую себя у богатых, изобильных южных морей, где легкий голод в жаркий день изысканно утоляют арбузом со льда и холодным гаспаччо. Как-то незаслуженно легко живет в тех благодатных широтах человек — прикормыш под боком щедрой природы. Другое дело — наши холодные, плоские, свинцово-стальные дали, где в июне рвет ветер, дождь то льет, то сыпет порошкой, а иной раз нет-нет, и запорхают совсем не летние, неожданно- ожиданные легкие белые мушки... И как же хорошо, как же созерцательно-думательно гуляется по такому лету! Как писал поэт, не допущенный в комаровский пантеон — в этом крае то и хранит от фальши, что пространства больше и видно дальше... А нагуляешься, придешь домой — горячий чай с мятой и липовым цветом, дымящая, расыпающаяся под вилкой вареная картошечка со свежей зеленью и золотистым талым маслом, густые душистые щи на сахарной косточке, с парком, с чесночком, с кусочком мяса — обязательно! И свежий, только из печки, пирог с какой-нибудь ягодой — лето все- таки!


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»