Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

Мариванна о пельменях

Подкогыльо. Картулипорсс. Пельнянь. Позы, момо, манду, тушпара и чучвара. Это не упражнения в разговорном тарабарском, а названия примерно одного и того же блюда — пельмени. Цзяоцзы, баоцзы, татараш и креплах — тоже пельмени.
Спрашивается, почему все люди любят пельмени? Что в них такого, в этих комочках — мясо да тесто, да еще зачастую переваренное? Отчего при одной мысли о дымящем, парЯщемся блюде с горячими, лопающимися пряным соком пельмешками, в горячей сметанный жиже, да еще с чесночком, да с зеленью, да с солью — в любую погоду, хоть в жары, хоть в холода, аж скулы сводит — так хочется? Какая в них скрытая харизма?
Почему пельмени просто обожают все дети на свете?
Когда-то мой внук описывал их так:
— Пельмени — это такая котлетка внутри макарошки...
— Ты котлеты любишь?
— Ну так, да.
— А макароны?
— Ну люблю.
— А пельмени?
— ДА-ДА-ДА-ОБОЖАЮ!!!!
Почему?! В пельменях нет глутамата натрия, а также ослиной мочи и других одиозных веществ, придающих тому, к чему их добавили, магические свойства. В них не делают уколы «с ГМО», как в гамбургеры из Макдональдса (по легенде) и не выращивают «на радиоизотопах», как голландскую голубику (опять же по легенде). Мясо да тесто — вот весь секрет. Мясо да тесто, да мороз, да кипящая вода, пять минут после всплытия... Тогда почему же одна мысль о горячих, брызжущих бульоном пельменях наполняет рот блаженной слюной, и в животе становится тепло? Я знавала людей, способных съесть за один присест до ста штук домашних пельмешек! А хилому едоку, либо ребенку, хватит и двадцати пяти.
— Двадцать пять пельменей! О чем вы говорите? Мне и пяти штучек достаточно! Я вообще такого не ем, тяжелая пища, а я на диете, вы же знаете! За компанию пару штучек съем, чтоб вас не обижать...
И вот, постанывая от удовольствия, наворачивает уже третий десяток, а в глазах — страсть и вина. Что это я? Я ли это? Нет, это не я!
Когда варишь пельмени, все время сваришь больше, чем надо, и всегда съешь до последней пельмешинки. Коварные подкогыльо, чучвара, пельнянь!
А помните советские пачки? Бумажные с двумя хохломскими птицами — эту бумагу трудно было отодрать от того слежавшегося, перетаявшего и перемороженного тестяного месива с вкраплениями серой плоти, которая обычно находилась внутри пачки. И от этих-то суровых пельменей социализма за уши было не оттащить! А помните формулу мужского выходного счастья — пошел на футбол, потом в пельменную, взял тарелку пельменей и две стопки водки — и понеслась душа в рай...
По отдельности пельмени — я имею в виду отдельно «котлетку» и «макарошку» — ничего особенного. Примитивные пищевые субстанции, никакой магии. А вот вместе... Возможно секрет скрывается в том таинственном пространстве между фаршем и оболочкой, которое спрятано внутри пельменя, зелеплено, завернуто и защипнуто — и которое наполняет, как сердце радость, как розу нектар, обжигающий, сытный и ароматный пельменный сок?


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»