Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

Мариванна о дефиците бабаушек

«Бабушка теплые варежки свяжет,

Бабушка сказку на ночь расскажет,

Слушать ее мы готовы часами,

Что позабудет, подскажем ей сами…»

Мой средний внук с выражением читает стихотворение из тонкой книжки.

На обложке нарисована собака в кепке и с букварем в лапах.

- А почему она забывает, бабуля?

- Кто?

- Бабушка. Почему она все забывает?

Этот вопрос приводит меня в замешательство.

- Нууу…не знаю. Маразм, наверное.

- А что такое маразм?

- Болезнь такая.

- Аааа… А почему у нее маразм?

- Видишь ли, в те времена, когда писали это стихотворение…

- Бабуля, а у тебя есть маразм?

......

На мою приятельницу Лариску недавно крепко накатил сын.

- Ну скажи, Мариванна, я же не обязана! А он прямо с ножом к горлу! Ты, говорит, должна! А я никому ничего не должна! Я уже все свои долги отдала, это вы мне теперь должны! Так ему и сказала. И с этого не сойду, пусть хоть убьет!

Послушав ее разговоры, со стороны можно подумать, что некий преступник под угрозой оружия выбивает из бедной старушки ее пенсию. Ничего подобного. Во-первых, Лариска – вовсе не бедная старушка. А полная сил шестидесятилетняя женщина, которая по сей день способна «усидеть» за ночь полтора литра коньяка, перевести дневной урожай клубники на косметические маски, отволочь на дачу пятнадцатикилограммовый рюкзак посевной картошки, собрать два ведра белых за один присест, вступить в неравную схватку с очередью в «Сбербанк» - и выиграть с разгромным преимуществом... А тот, кто наступает на нее с ножом к горлу – это ее родной и единственный сын Максим. На свою беду, он разработал заведомо провальный проект -засадить Лару сидеть с тремя своими девчонками.

- Что, скажешь, я не помогаю? Я помогаю! Звоню им каждый день. Огурцы присылаю. Варенье. Творог вот недавно купила невестке – что за творог! Пластиночка к пластиночке! Так этот лентяй пока за ним изволил заехать, он весь испортился… И гулять я к ним приезжала…когда они на свадьбу ездили, дай бог памяти?.. ну да, в июле…

У сына, как у царя Гороха, трое дочерей. Старшей семь, средней пять, младшей – четыре месяца. У старшей плавание, у средней – гимнастика, у младшей – животик. Хорошо иметь много детей, только вот очень трудно. Лариска внучками очень гордится, и всегда обижается, когда невестка забывает прислать ей ммс - как выглядела Катя на утреннике, как Вера тянет ножку, как наша Любаша выросла. Расстраивается, что редко приезжают навестить. Она очень любит, когда к ней наведываются всей семьей, и привозят цветы, и фрукты, и большой торт из французской кондитерской. Очень надеется, что когда-нибудь они все вместе поедут на Канары, и ее возьмут:

- Только, конечно, чтобы номера не совсем рядом. Я все-таки старый человек, я не могу, когда гвалт за стенкой круглые сутки… Понимаете, я к чему?! К тому, что отец-героин совершенно напрасно надеется, что в один прекрасный день его маменька скажет – ну все, с сегодняшнего дня начинаю новую жизнь – и ворвется в его дом ласковым вихрем бабушкиной заботы. Одной рукой перегладит все пеленки, другой – убаюкает малышку-Любочку, третьей заберет Катьку из школы и отведет в бассейн, по дороге рассказав сказку про белого бычка, четвертой – расплетет с Веркой шнуровку-головоломку, пятой закинет баранину в духовку, шестой… Нет, на роль шестирукого Шивы бабушка категорически не согласна.

- Нет уж! Я ему всю молодость отдала, а он хочет теперь и старость забрать! К слову сказать, Лара не работает, и живет в двух остановках метро от сына…

А я ведь хорошо помню ее молодость. Бурная была молодость, трудовая и не только. То в командировках, то на стройках, то на картошке, то на байдарках. И на юг ездили дикарями, и по Алтаю в походы ходили, чего только не было… Но за спиной у Ларки на страже маленького Макса незыблемым тылом стояли две недреманных бабушки – бабушка Валя и бабушка Лида, которых Лариска в шутку совокупно именовала «Валидол». Терпеть они друг друга, конечно не могли, и Валя, встречая Лиду, демонстративно поджимала губки, а Лида, встречая Валю, демонстративно поднимала бровки. Какие пироги были у Вали! Какую буженину ваяла Лида в своей духовке, газовой, конечно, а не электрической, так что над бужениной надо было не спать ночь, поливая ее мясным соком, и проверяя, не погас ли огонь… Валя и Лида постоянно оспаривали друг у друга права на внука – и если Валя целую неделю бегала в школу, чтобы брать объект и вести в музыкалку и кружок юных техников, то Лида обязательно забирала его на все выходные и всласть выгуливала по паркам, музеям, каткам и даже играла в футбол – азартно подпрыгивая, стояла на воротах!

Вали, Лиды, Нины, Веры и Зины. Ольги Петровны и Антонины Андреевны. БабМаши , бабНади и бабКати. Бронеславы Кирилловны, Майи Иосифовны, Розы Львовны и Сирени Крокодиловны – сколько сил и времени, сколько своей жизни вы потратили на воспитание наших детей! Ведь раньше сложно было себе даже представить человека без бабушки. А сейчас – и я вынуждена это констатировать – наши внуки растут в условиях тотального дефицита бабушек.

Когда бабушка просто живет в другом городе, это еще куда ни шло. Это все объясняет. Бабушка далеко, с нее и взятки гладки. Когда бабушка живет не далеко, но работает в поте лица шесть дней в неделю, это тоже понятно – ничего не попишешь, жизнь такая. Не на пенсию же ей идти! И что она, интересно, будет делать с этими восемью тысячами? Скакать от радости?

Но когда бабушка предпочитает провести выходные в спа, а не с внуками?

- Ну извините, у меня своя жизнь, а у вас своя! Я своих детей уже вырастила, и теперь хочу сама собой распоряжаться!

Или как Ларка с ее раннепенсионным эгоизмом (впрочем, он был всегда), считает, что это дети должны ей помогать, а не наоборот:

- Ну а вот похолодает, хочу съездить в Израиль, на землю Обетованную, помолиться. Надеюсь, сын мне отбашляет. Зря я что ли, его растила?

Или сама предлагает, чтобы дети наняли няню:

- Специально обученные люди только и ждут, чтобы вы обратились к их услугам!

Или регламентирует свою помощь жестко, но справедливо – не верь, не бойся, не проси:

- Значит так, если Марине (это невестка) надо на работу, я помогу, отпущу. Но если к подружкам или ногти красить, то это извините, справляйтесь без меня.

Есть разные варианты бабушек с тортом (приходящих в гости раз в месяц), лего-бабушек (отдаривающихся подарками), разведенных бабушек (которые просто номинально числятся и иногда звонят или передают гостинчик через воскресного отца), платных бабушек (которым дети попросту платят зарплату за бабушкинские услуги). Бабушек, которых внуки называют по имени. Просто Света. Или Аня. Не бабушка, и ни в коем случае не баба Аня, боже упаси!

- Я ей сказала, что бабушка – это у метро с ромашками. Да, я ее бабка, но бабушкой раньше времени быть не хочу!

Да, наверное, никому не хочется становиться бабушкой с вязаньем и радикулитом. Всем хочется как можно дольше оставаться молодыми, свободными, занятыми лишь своей жизнью… И, наверное, это и правда несправедливо – смотреть на бабушку, как на потенциального раба, который просто обязан посвятить себя внукам, и здесь двух мнений быть не может…Но если свои долги перед родителями мы отдаем своим детям, то кому мы должны отдать свой долг перед нашими бабушками?

- БабМаша, а ты сделаешь мне тостики? А булочку с корицей? А что у нас на ужин? А у тебя подарок для меня есть? А сюрприз? А ты читать мне будешь? А давай с тобой выжигать! А в микроскоп смотреть? А давай, я буду Скайвокер, а ты будешь Дартом Вейдером!?

Может, у тебя и правда, маразм, Мариванна?...


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»