Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

О чаевых...

Вот у меня вопрос — а вы всегда оставляете чаевые?
У меня есть один знакомый человек, кроме всего прочего увлекающийся коллекционированием английского антиквариата, который не оставляет чаевых никогда. Принципиально.
— Хочу быть уверенным, что со мной были любезны бескорыстно, а не за четырнадцать копеек, — шутит он. И не поймешь, то ли правда шутит, то ли и не шутит совсем. Но, по правде, дело в том, что он просто скупой. И за свои чиппендейловские мебеля торгуется, как черт за душу. Потому и богатый.

Другие просто не могут уйти и не оставить чаевых. Духу не хватает. Даже если им перепутали десерты и принесли первое, когда уже второе остыло — они не могут найти в себе душевных сил встать и уйти... чуть было не написала «не расплатившись»! Хотя ведь именно так они себя и чувствуют, хотя заплатили за холодное горячее, первое, пришедшее последним, и чужой десерт, который они вовсе не собирались есть, полную стоимость, включая НДС — как за первоклассный обед. Но некая интеллигентская мягкотелость, и, как говорил товарищ Сталин, идиотская болезнь благодушие, не позволяет им посмотреть в глаза человеку (читай — глубоко наплевавшему на них официанту), живому человеку, брату своему, а потом повернуться и уйти, не дав ему и шиша с маслом. Ну не могут они так, вот и все. Они и таксиста, который намеренно возит их кругалями, чтобы увеличить счет, делая вид, что объезжает несуществующие пробки, будут, кланяясь, благодарить за заботу и потраченное время, и стесняться перед ним. И семь нахалов в очереди за жетонами пропустят. А если прямо перед ними захлопнут окошко — пойдут и покорно встанут в другую очередь, в самый конец. И, конечно, брат-официант таких клиентов будет, мягко говоря, не уважать, а грубо — презирать наглым презером. Потому что брат-официант, как любой работник, собака, человек или ребенок, любит твердую руку, но справедливую, направляющую к совершенству, а не к разврату, деградации, и всякого рода ленинизму — не от слова Ленин, а от слова лень! И растлевая и развращая доброго брата-официанта, эти благородные оставлятели чаевых не оказывают доброй услуги человечеству. И так обилие богатых и не слишком культурных клиентов в дорогих заведениях породило слишком много гарсонов, с пренебрежением глядящих на всякого, кто зашел просто попить кофе или съесть суп — а не оставляющего в ресторане двенадцать тысяч на одну персону — с водкой, медведями и соответствующими чаевыми, разумеется.

Как-то раз наблюдала я, как официанты в одном ресторане всем коллективом вились вокруг столика, за которым сидели несколько нетрезвых праздных жен. Было там даже несколько детей, штуки три, наверное. Мамаши пили розовое шампанское, неприлично громко и вульгарно говорили и заказывали все подряд — ягодные суфле и суши, и красную рыбу, и тартар, и баклажаны, и эклеры, и холодные, и горячие закуски — все это не доедалось, не допивалось, безжалостно забрасывалось скомканными салфетками, и даже швырялось детьми на пол. И пока все свободные официанты бегали вокруг этих, не побоюсь этого слова, гарпий, в расчете на щедрый гешефт, за другими столиками томились и недоумевали другие клиенты. Наверняка, приличные люди, поскольку сразу не подняли скандал, как, сто процентов, сделали бы девицы за пятым столиком. И может быть, даже кандидаты наук. И как-то бесконечно, по-чеховски, грустно было за всю природу человеческую...

Много, много этических тонкостей в чаевом вопросе. Можно ли оставить милой девушке, которая, вертясь, как уж на сковородке, изо всех сил обслуживала вас весь вечер, три липких латунных десяточки, а то и груду мелочи с десятикопеечными? А что делать, если нет больше, кончились, все проели-пропили? Или лучше ничего не оставить? А этично ли, напротив, принять у находящегося в горних эмпиреях, нечеловечески нетрезвого клиента, пятитысячную бумажку в качестве чаевых, которую он спьяну, не разбирая, тычет вам в руку? И что это — удача или разновидность мародерства? А насколько этически оправданно в любом случае ждать положенных десяти процентов от счета, вне зависимости от качества обслуживания — и насколько этически оправданно их платить? Если обслужили из рук вон плохо, то все понятно, а если ни плохо, ни хорошо, без особенностей, никак? Все равно платить, потому как вроде придраться не к чему, или не платить, потому как чаевые должны поощрять за произведенное хорошее впечатление? И почему если блюдо пересолил повар, то чаевые не получит официант? И имеет ли моральное право человек, несколько поиздержавшийся, позволить себе дорогое блюдо, но сэкономить на чаевых? Или пусть вообще дома сидит, яичницу жарит, раз такой бедный — а в приличное заведение добро пожаловать когда разбогатеете!

Обязательны ли чаевые вообще? Итальянцы в ста процентах случаев берут «за накрытие», за «коперто» — фиксированную сумму в зависимости от класса ресторана, обычно — 3-5 евро с человека. И прописывают все это дело в счет. А работают итальянские официанты красиво. От всей души, с улыбкой, с желанием как для родных. Если они, конечно, не русские, не поляки и не хохлы.

А однажды у меня рыдала молоденькая девочка-студентка, официантка. Один шутник ей оставил на чай старыми, вышедшими из употребления деньгами...


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»