Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

О котлетах как афродизиаке...

А я вот сегодня задаюсь вопросом – являются ли котлеты афродизиаком?!

Фарш: говядина со свининой, можно немножко баранинки для мужественности, острецы, лучок, чесночок, белая булка, высушенная, перемолотая и размоченная в молоке, яйцо, приправы… Можно завернуть внутрь кусочек масла или сыра, порубить немного сальца – для тех, кто любит позабористее, или наоборот, сделать телячьи котлетки с зеленью, которые тают во рту, как бисквиты, или нежнейшие паровые куриные кнели – их лучше всего есть холодными в летний полдень, с молодой картошкой и зеленым луком вприкуску, запивая свежим пивом или холодным белым вином… А то, что остается от котлет на сковородке? Шкворчащая подливка из сока и жира, которую так и хочется вымазать хлебной корочкой прямо из сковороды, нарушив все мыслимые и немыслимые правила приличия…

Если я правильно понимаю в мужчинах и котлетах, на этом месте большинство нормальных здоровых мужчин должны были уже возбудиться и исходить соками вожделения. Действительно, чем же еще нам возбуждать наших мужчин, как не свеженькими, с пылу с жару, с душой приготовленными и своевременно поданными котлетками? Не морепродуктами же и сельдереем, которые, хоть и считаются прославленными возбудителями, а все же как-то не еда – так, баловство одно, закуски в ассортименте. И то представьте себе – приходит домой солдат со службы, пожарный со смены, шахтер из забоя, переведет дух, вымоет руки и залитое трудовым потом лицо, а жена ему:

— А вот тебе, любимый, креветки! А вот тебе сельдерея…

Тут можно и самой хорошую креветку огрести, если по-домостроевски.

…Вспоминается карикатура из какого-то юмористического журнала поздних советских времен – муж возвращается поздно вечером домой, видимо из загула, крадучись, на цыпочках, а на кровати спиной к нему лежит огромная обнаженная жена, и на ее обширной заднице надпись: «Суп на плите, котлеты в холодилке». Интересно, что именно с котлетами до сих пор ассоциируется в нашем постсоветском сознании понятие семейного счастья. Равно как и семейной рутины, обрыдлого быта – пришел с работы, съел котлету, лег на жену… И жар домашнего очага, утоление одиночества, заслуженная награда за тяжесть дней в этой котлете – и серость будней, примирение с неизбежным, постоянный неумолимый ток убегающего времени…

Что-то больно сакральная получилась у меня котлета.

А вот одна моя знакомая, высокодуховная дева из глянцевых ресторанных критиков, говорила про котлеты:

— Ненавижу котлеты, они мерзкие, жирные и воняют чесноком. И вообще, это вчерашний день!

А потом сама открыла небольшой ресторанчик, где среди основных блюд подают фалафель. Фалафель, понимаете ли, а не какие-то котлеты.

А японская котлета называется кацурэцу. А австро-германская – шницель. А кавказско-балканская – люля-кебаб. А прибалтийско-польская – зразы…

А вообще, все это вместе к котлетам никакого отношения не имеет, разве что к дореволюционным «котлетам рубленным», которые перекочевали в советские кулинарные книги, уже утратив уточнение, что именно рубленные, а не какие-нибудь еще, и стали уже котлетами по умолчанию.. А вообще, в оригинале котлеты – это кусочек мяса на реберной кости, cotelette, и слово происходит от cote – ребро.

Из ребра мужчины создал Бог женщину, а та сделала мужчине котлету…


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»