Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

О Дне Победы...

В этот день я буду потчевать своими фирменными блюдами и лучшими лакомствами дорогих ветеранов, и всех гостей угощу солдатской кашей с тушенкой и подам знаменитые фронтовые сто грамм...

День Победы — один из немногих наших праздников... да почему же немногих, один-единственный! ... который поднимает, вытаскивает все лучшее в нас. Выбивает и вытрясает пыль, которая скопилась от долгого неупотребления, и выносит на свет божий. Не тщеславие и не лень, не досужая жажда развлечений, не желание поесть-попить и попросту выспаться в законный дармовой выходной — вовсе не это сопровождает нас в этот день. В этот день даже самые циничные из нас вспоминают, что у нас это тоже где-то было, где-то лежало, в каком-то углу, в какой-то антресоли души — бескорыстие и бесстрашие, сострадание и мужество, терпение и вера, жертвенность и умение ждать...

Как ни стараются разные деятели опошлить, приспособить для своих нужд День Победы, поторговать им под шумок — пока не получается. День Победы — это, пардон, не вечеринка в патриотическом стиле. Это наш всамделишный героический эпос, это история наших семей...

Моя бабушка получила ту телеграмму в ту зиму сорок первого. Меня тогда, конечно, еще на свете не было, но мама хорошо помнит, как она ходила и ходила по холодной темной квартире с желтоватой бумажкой в руке, и молчала. Маму эвакуировали через полтора месяца, бабушка Паша осталась одна в блокадном городе. Как она жила, можно только догадываться. Но она жила. Бабушка была сильная, молодая, красивая. Опять же, можно только догадываться, как и когда это случилось — в блокадном Ленинграде, в ужасе голода, бомбежек, покореженных рельс и замороженных тел, бабушка встретила и полюбила другого мужчину.

Он был инженер, специалист, его не брали на фронт, он был рядом, помог ей вытерпеть и прожить, помог разыскать маму и заменил ей отца. В мае сорок пятого они уже были все вместе. Бабушка ждала нового ребенка... А в сентябре вернулся дед.

Сколько таких историй знало военное время? Ведь тоже как-то выжил, вытерпел, добрался, дошел. И узнал, что его давно похоронили... Идти деду было некуда. Его приютила соседка с четвертого этажа, тетя Нюра. У нее было много места. У нее в блокаду погибли муж и двое детей. А потом дед с тетей Нюрой поженились. У них родился сын. Жизнь побеждала опять...

Мы так и жили все в одном доме - я и два моих деда. Я играла во дворе с внуками деда Кости. Дед Костя умер аж в восемьдесят шестом. А дед Витя на пятнадцать лет раньше, и я долгие годы не могла привыкнуть и тосковала о нем. Дед Витя любил гречневую кашу с тушенкой — вывалить себе в миску целую банку, размашисто размешать,чтобы в горячей каше расплавились бульон и жир, и есть большой мельхиоровой ложкой перед телевизором...

Жизнь не может победить ничего, кроме смерти. Но и смерть не побеждает до конца...


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»