Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

О том, как праздновали Пасху в советское время...

Когда-то был такой анекдот - Брежневу говорят:

- Леонид Ильич, Христос Воскресе!

А тот:

- Спасибо, мне сегодня уже докладывали!

Это сейчас все стали верующие. Все знают, когда на Пасху идти в церковь, когда святить куличи, когда разговляться, когда причащаться. В церкви вот продают специально освященные наборы пасхального декора для стола. В церковной лавке, очень симпатичные, немецкого производства. Сама в тот год купила, и жду - не дождусь, когда достану из шифоньера мою пасхальную, лимонно-желтую в лиловую клетку, еще мамину скатерть, и разложу по ней все эти колечки для салфеток, расставлю подъяичнички, рассажу фарфоровых цыплят, поставлю букет цветущих веток – и благолепно, и дизайн, и боженька благословляет. Дочки придут, внуки, сестры с самого утра будут звонить из Лондона, из Москвы, из Нью-Йорка, поздравлять:

- Христос Воскрес!

- Воистину воскрес…

Когда-то именно в этих телефонных звонках была первая прелесть пасхального воскресенья… Служба в ночи - с молящимся президентом - по телевизору не шла. В церковь вообще мало кто ходил. Во-первых, в голову не приходило. А во-вторых – а ну как на работе узнают? Да и зачем? Пасха даже не очень ассоциировалась с церковью. Это был, пожалуй, единственный по-настоящему народный праздник, который праздновали кто как мог, кто как умел и кто как понимал, в обход всех официальных постановлений и предписаний. И даже, несмотря на этакую хитрую хитрость советской власти, которая то и дело под разными предлогами делала Светлое воскресенье рабочим днем.

Во-первых, к Пасхе обязательно мыли окна, и стирали все занавески. Мы с сестрой вдвоем полоскали и выжимали серую от годовой пыли тюль в коммунальной чугунной ванной, и пыль таяла, стекала, занавеска снова становилась белой, почти прозрачной, невесомой как сама радость. Мама мыла нашу хрустальную люстру, протирала все ее подвески водой, разведенной с лимонным соком, и она начинала сиять цветными хрустальными бликами. Протирались семейные фотографии, начищались специальной пастой рамы двух картин. В эти дни повсюду в окнах виднелись хозяйки в халатах, на головокружительной высоте яростно натиравшие стекла комками газеты. «Правда», «Известия», «Советский спорт»… В булочных на короткое время появлялся и потом опять исчезал на целый год кекс «Весенний» - этакий советский эрзац-кулич. Мы пекли куличи сами, в формах из консервных банок, устанавливали очередь на коммунальной кухне, кто когда начинает печь. В это время по кухне нельзя было топать, даже ходить не на цыпочках – а то «куличи сядут». Они получались длинные, высокие, душистые - если тесто хорошо поднималось, то с внушительной шляпой, напоминающей атомный гриб. На шляпке глазурью писали «ХВ». То же мама выкладывала изюминками на пасхе. Пасху обычно делали в цветочных горшках, у которых предварительно пробивали побольше отверстие. У нас была старая, еще дореволюционная пасечница, черная от старости, вся скленнная, с вырезанной изнутри лестницей и Христом на кресте, но к тому времени, как мы стали участвовать к приготовлении пасхи, она уже совсем развалилась и хранилась только как раритет. Пасха стояла в цветочных горшках, стекая через марлю, и пахла кардамоном. Яйца красили чаще всего луковой шелухой, иногда – ниточками. Обматываешь яйцо со всех сторон цветными хлопчатобумажными нитками, и в кипяток. Советские нитки красились, линяли, поэтому на скорлупе оставались восхитительные, пастельные, мраморные разводы. Моя мама шла еще дальше – под нитки приматывала еще веточку петрушки, и на нежном мраморном яйце оставался нежно-зеленый резной силуэт. Красота!

Вкус, запах, ощущение самого слова «Пасха» для меня в этом – чистота, сверкающая люстра, веселое солнце в чистых окнах, запах мастики, кардамона, горка волшебных цветных яиц в миске на лимонной с лиловым прибалтийской скатерти – пасхальной, оглушительный трезвон старого дискового телефона - звонит тетя Люся… звонит тетя Нина… звонит дядя Миша…

- Христос воскрес!

- Воистину воскрес!

Вот собственно и все… Еще ходили друг к другу в гости. Ели. Намазывали пасху на куличи, бились яйцами, ели салат с первыми весенними огурцами, студень, рыбу под маринадом, зеленые щи. Пили понемножечку водочку и сладкое вино. Ходили на кладбище. Помню заваленную цветными яйцами по самый обелиск могилу неизвестного солдата…

С наступающим праздником вас, дорогие мои! Давайте беречь свои корни, свое наследство, свое родное, годами, поколениями нажитое. Радости вам, и пусть на вашей улице вместе с памятью о пережитом, вместе с любовью к ушедшим, вместе с юностью и детством тоже воскреснет Христос!


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»