Ресторан «МариVanna» — это секретное место, куда можно зайти в любое время и встретить близких людей

Вот и подходит к концу Великий Пост...

Все эти без малого 40 дней я, мои дорогие читатели, наблюдала и размышляла, а теперь спешу поделиться с вами своими умозаключениями.

Лично я знаю три разновидности постящихся. Я имею в виду — регулярно постящихся. Случайно постящихся я просто не считаю. Это такие люди, которые дерзнули: «А, раз все постятся, то давай-ка попощусь и я!» — и уже с третьего дня начавшие украдкой, после наступления темноты отрезать себе тонкие ломтики ветчинки или колбаски — тоооненькие, как ленточки — и смаковать их во рту с закрытыми глазами, чтобы никто не видел. После этого они очень гордятся, что выдержали пост, и, как правило, никогда больше этот подвиг не повторяют.

Итак, три вида регулярно постящихся. Первые — это постники идейные, или духовные. Про них ничего не скажу — ибо дух дышит, где и как хочет, и обсуждать это мы не вправе. Скажу только, что сама никогда не постилась — виноват не только въевшийся с порошковым молоком Родины-матери из молочного магазина диалектический материализм, но и то, что я всю жизнь кормлю других. А тому, кто кормит других, поститься не пристало. В этом есть какое-то неприличное чистоплюйство — вот, дорогие мои, я нажарила вам котлеты, но сама есть не буду, у меня для них слишком чистая душа... Как-то согласитесь, это далеко от смирения, не по-христиански.

Вторая разновидность — постники-мазохисты. В эти весенние, полные голубых теней на тающем снегу, птичьих тревог и внезапных непогод постные дни, когда в природном лесу воют волки, отощавшие за зиму, они (постники-мазохисты) пищевым способом казнят себя за разврат. Весь остальной год они ведут себя плохо. Они курят (иногда и не только табак), злоупотребляют алкоголем, пренебрегают спортом, режимом дня и трудотерапией, посещают фастфуды и «ресторанные дворики» в торговых центрах. Зато с самого утра чистого понедельника, еще не отойдя от масленичного похмелья, они становятся, что называется, святее патриарха. Вместо мяса начинают употреблять фасоль, вместо хлеба — сухие хлебцы, вместо сахара — маленькие белые таблетки, вместо молока — соевое молоко. Даже то, что вполне разрешают здоровые христианские традиции — например, рыбу — они себе запрещают.

— Я не стану есть выпечку, в ней яичный меланж! Лучше умереть, чем выпить кофе со сливками!

Они абсолютно уверены, что такое суровое сорокадневное воздержание с лихвой искупает невоздержанность остальных 325 дней, и верят в его исключительный оздоровительный эффект. То ли пост, то ли лечебное голодание. То ли епитимья, то ли диета по Монтиньяку. К слову сказать, это люди обычно неверующие, или верующие во все подряд. Потому что эти же ребята страшно любят ездить за духовным очищением в индийские ашрамы или предаваться дауншифтингу в Гоа и на Бали...

И наконец, третьи, мои любимые — постники-чревоугодники. Которые сам пост затевают ради... постной кухни! Подумайте только — эта весенняя свежесть, эта голубизна, эти солнечные выси, это томительное ощущение обновления, умирания и возрождения, вечной диалектики жизни — как все это располагает к свеколке с постным маслом! Нерафинированным, натуральным, с душком! К хрустящей кислой капустке с ягодками клюквы, к свежей отварной картошечке, к грибному жаркому, к тающим во рту вишневым вареникам! К ароматным зеленым щам и постному борщу — с душистым чесночком, с черносливом! И все в охотку, с чайком, с нежным клюквенным морсом, со зверским аппетитом, да после прогулочки! И ведь заметьте, ничто так не обостряет вкусовые рецепторы, как легкий дефицит животного жира и трудного животного белка. Да ради только одного ощущения блаженной слюны, заполняющей рот от вида, запаха, предвкушения такого обеда, ради чувства полной гармонии всего происходящего — в природе, в душе, в желудке — стоит поститься!

С любовью, Ваша МариВанна.


Создание сайта — «Анисайт»


© 2009 «GinzaProject»